admin / 15.05.2020

Штраф Ростехнадзора

Анализ административной практики Ростехнадзора за апрель-июль 2015 года показывает, что все чаще результатом плановых и внеплановых проверок становится наложение штрафов на организации, эксплуатирующие ОПО.
Как правило, инспекторы ФСЭТАН накладывают взыскания за нарушения основных положений Федерального закона № 116 от 21.07.1997 г., действующих ФНП и других нормативных актов в сфере промышленной безопасности, руководствуясь ст. 9.1, 9.19, 14.1, 19.5, 19.7 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.
В данной статье мы подробно разберем, на каком основании могут быть оштрафованы владельцы ОПО, и приведем примеры из практики работы Ростехнадзора.
Советуем изучить:

Итак, организации, эксплуатирующие ОПО, по результатам проверок ФСЭТАН могут быть привлечены к административной ответственности на основании:
– ч. 1 ст. 9.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (КоАП) – нарушение требований промышленной безопасности или условий лицензий на осуществление видов деятельности в области промышленной безопасности ОПО, что влечет наложение штрафа:

  • на граждан – от 2000 до 3000 рублей;
  • на должностных лиц – от 20 000 до 30 000 рублей или дисквалификацию на срок от 6 месяцев до 1 года;
  • на юридических лиц – от 200 000 до 300 000 рублей или административное приостановление деятельности на срок до 90 суток.

К гражданам относится линейный персонал, работающий на ОПО. Должностным лицом может быть руководитель организации, его заместитель, главный инженер и т.д.
В числе самых распространенных и часто встречающихся «нарушений требований промышленной безопасности» Ростехнадзор в своих предписаниях выделяет:

  • Отсутствие Положения о порядке технического расследования причин инцидентов (ПРИ), согласованного с территориальным управлением ФСЭТАН.
  • Отсутствие Плана мероприятий по локализации и ликвидации аварий на ОПО (ПМЛА) либо отсутствие согласования ПМЛА с руководителем аварийно-спасательного формирования.
  • Отсутствие в Сведениях, характеризующих ОПО, полного перечня технических устройств, фактически применяемых на объекте.
  • Отсутствие заключений экспертизы промышленной безопасности для технических устройств, зданий и сооружений на ОПО с истекшим сроком службы (безопасной эксплуатации).
  • Отсутствие у руководителей и/или специалистов аттестации по общим и специальным требованиям промышленной безопасности.
  • Применение на ОПО оборудования в неисправном состоянии.
  • Отсутствие надлежащим образом оформленной технической документации на оборудование, применяемое на ОПО (паспорта, руководства по эксплуатации) и др.

Нарушения условий лицензий на осуществление видов деятельности в области промбезопасности ОПО представлены следующими формулировками:

  • не переоформлена лицензия на эксплуатацию взрывопожароопасных и химически опасных производственных объектах I, II и III классов опасности в связи с изменением наименования лицензируемого вида деятельности и/или в связи с изменением наименования выполняемых работ (оказываемых услуг), составляющих лицензируемый вид деятельности;
  • отсутствие на ОПО I, II и III классов опасности Планов мероприятий по локализации и ликвидации аварий;
  • нарушение иных требований, указанных в разделе 5 Положение о лицензировании эксплуатации взрывопожароопасных и химически опасных производственных объектов I, II и III классов опасности (утв. постановлением Правительства РФ от 10 июня 2013 г. N 492).

Привлекая владельцев ОПО к административной ответственности по части 1 статьи 9.1 КоАП РФ, Ростехнадзор в большинстве случаев накладывает минимальный штраф 200 000 рублей на юридическое лицо и минимальный штраф 20 000 рублей на должностное лицо (чаще всего – сотрудник, ответственный за производственный контроль).
Штраф может быть выписан как за одно конкретное нарушение, так и за группу нарушений требований промышленной безопасности или условий лицензий. К примеру, Центральное управление Ростехнадзора по результатам плановой выездной проверки привлекло ООО «Русские колбасы» (г. Щелково Московской обл.) к административной ответственности по ч. 1 ст. 9.1 КоАП РФ в виде наложения штрафа на юридическое лицо – 200 тыс. руб. и на должностное лицо – 20 тыс. руб. за следующие нарушения:

  • предприятием не переоформлена лицензия на эксплуатацию взрывопожароопасных и химически опасных производственных объектов I, II и III классов опасности;
  • не разработан план мероприятий по локализации и ликвидации последствий аварий на ОПО;
  • отсутствует журнал учета аварий и инцидентов, произошедших на ОПО;
  • сроки проведения режимно-наладочных испытаний водогрейных котлов просрочены.
  • не организован и не осуществляется производственный контроль за соблюдением требований промышленной безопасности на ОПО;
  • ответственный за осуществление производственного контроля исполняет обязанности без наличия аттестации на знание общих требований промышленной безопасности.

Аналогичные санкции – штраф на общую сумму 220 000 рублей – применило Межрегиональное технологическое управление Ростехнадзора к ООО «СтройТранс» (г. Москва) в результате проверки соблюдения лицензионных требований (условий лицензий). ФСЭТАН выявила следующие нарушения:

  • не переоформлена лицензия на эксплуатацию взрывопожароопасных и химически опасных производственных объектов I, II и III классов опасности;
  • не осуществляется комплекс мероприятий, включающих мониторинг, техническое обслуживание и ремонт сети газопотребления: не проводится техническое обслуживание внутреннего газопровода и ГРУ, своевременное восстановление слоя окраски наружного газопровода;
  • отсутствует порядок проведения технического расследования причин инцидентов на ОПО;
  • в процессе эксплуатации газоиспользующего оборудования не проводятся с периодичностью 1 раз в 3 года режимно-наладочные мероприятия.

В ряде случае инспекторы ФСЭТАН прибегают к иному виду административного наказания – приостановлению деятельности организации, эксплуатирующей ОПО. Так, МТУ Ростехнадзора через суд привлекло ООО «СтрИнКом» (г. Москва) к административной ответственности в виде временного приостановления деятельности сроком на 60 суток за следующие нарушения:

  • отсутствие договора на аварийно-спасательное обслуживание ОПО;
  • отсутствие действующего Плана мероприятий по локализации и ликвидации последствий аварий, согласованного командиром отряда горноспасательной службы;
  • отсутствие документов, подтверждающих прохождение предварительных и периодических медицинских осмотров работников, занятых на тяжелых работах и на работах с вредными и (или) опасными условиями труда;
  • отсутствие документов, подтверждающих создание вспомогательной горноспасательной команды и проведение ежегодной проверки знаний инструкций по безопасным методам и приёмам выполнения работ рабочими организации с участием представителя Ростехнадзора и т.д.

– ч. 2 ст. 9.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (КоАП) –нарушение требований промышленной безопасности к получению, использованию, переработке, хранению, транспортировке, уничтожению и учету взрывчатых веществ на ОПО, что влечет наложение штрафа:

  • граждан – от 4000 до 5000 рублей;
  • на должностных лиц – от 30 000 до 40 000 рублей или дисквалификацию на срок от 1 года до 1,5 лет;
  • на юридических лиц – от 300 000 до 400 000 рублей или административное приостановление деятельности на срок до 90 суток.

Данный вид административных правонарушений в сфере ПБ встречается не так часто в силу малого количества ОПО, на которых хранятся, получаются и используются взрывчатые вещества. Однако в информационных сообщениях Ростехнадзора имеются примеры и по данному виду штрафных санкций.
Так, Центральное управление ФСЭТАН по результатам плановой проверки привлекло акционерное общество «Научно-исследовательский инженерный институт» к административной ответственности по ч. 2 ст. 9.1 КоАП РФ с назначением административного наказания в виде штрафа на общую сумму 330 тыс. рублей. Был наложен минимальный штраф: 300 000 руб. на юридическое лицо и 30 000 руб. на должностное лицо. Основанием для наложения штрафа послужили следующие нарушения:

  • лицензия предприятия на осуществление деятельности по эксплуатации ОПО не предусматривает виды работ по хранению воспламеняющихся, окисляющихся, горючих, взрывчатых, токсичных, высокотоксичных веществ и веществ, представляющих опасность для окружающей среды;
  • положение о производственном контроле (ППК) не соответствует требованиям промбезопасности;
  • на предприятии отсутствует книга учета выдачи и возврата взрывчатых материалов;
  • комиссией по проверке правильности учета, хранения и наличия взрывчатых материалов на складах не проводятся соответствующие ежемесячные проверки;
  • лица, ответственные за осуществление производственного контроля на ОПО, не прошли аттестацию в области промышленной безопасности;
  • ограда территории склада взрывчатых материалов не соответствует требованиям правил безопасности и имеет высоту менее 2 метров, имеются провисания колючей проволоки;
  • в зданиях складов возле стеллажей и штабелей отсутствуют таблички с указанием взрывчатых веществ, их количества, номера партии, даты изготовления и гарантийного срока хранения;
  • отмостки складов подвергнуты разрушению, имеются локальные трещины, внутри складов имеются локальные повреждения стен и потолка, трещины и отслоения побелки, полы подвержены деформации.

– ч. 3 ст. 9.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (КоАП) – грубое нарушение требований промышленной безопасности или грубое нарушение условий лицензии на осуществление видов деятельности в области промышленной безопасности ОПО, что влечет наложение штрафа:

  • на должностных лиц – от 40 000 до 50 000 рублей или дисквалификацию на срок от 1 года до 2 лет;
  • на юридических лиц – от 500 000 до 1 000 000 рублей или административное приостановление деятельности на срок до 90 суток.

Грубым принято считать такое нарушение требований промышленной безопасности ОПО, которое привело или может привести к возникновению непосредственной угрозы жизни или здоровью людей.
Грубыми нарушениями условий лицензии на осуществление видов деятельности в области промышленной безопасности являются нарушения лицензионных требований, предусмотренных подпунктами «а»-«г», «е»-«п» и «с»-«у» пункта 5 Положение о лицензировании эксплуатации взрывопожароопасных и химически опасных производственных объектов I, II и III классов опасности (утв. постановлением Правительства РФ от 10 июня 2013 г. № 492), которые повлекли за собой:

  • возникновение угрозы причинения вреда жизни, здоровью граждан, вреда животным, растениям, окружающей среде, объектам культурного наследия (памятникам истории и культуры) народов РФ, а также угрозы чрезвычайных ситуаций техногенного характера;
  • человеческие жертвы или причинение тяжкого вреда здоровью граждан, причинение средней тяжести вреда здоровью двух и более граждан, причинение вреда животным, растениям, окружающей среде, объектам культурного наследия (памятникам истории и культуры) народов РФ, возникновение чрезвычайных ситуаций техногенного характера, нанесение ущерба правам, законным интересам граждан, обороне страны и безопасности государства (п. 11 ст. 19 Федерального закона от 4 мая 2011 г. N 99-ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятельности»).

По данному виду штрафных санкций Ростехнадзор в большинстве случаев наказывает владельцев ОПО административным приостановлением деятельности. Это объясняется тяжестью фактических и возможных последствий выявленных нарушений.
Приведем несколько примеров.
Так, Западно-Уральское управление Ростехнадзора по итогам внеплановой проверки через суд приостановило деятельность котельных ООО «Скальнинское ЖКХ-Сервис» в Чусовском районе Пермского края на 60 суток. Инспекторы выявили, что на котельных не проводится техническое обслуживание и плановые ремонты оборудования и автоматики безопасности котлов, к работе допускается персонал, не прошедший очередной аттестации, эксплуатируется котельное оборудование, не введенное в эксплуатацию в установленном порядке, не внесены изменения в лицензию на эксплуатацию взрывопожароопасного производственного объекта, отсутствуют полисы обязательного страхования. Указанные нарушения, по мнению специалистов ФСЭТАН, создают реальную угрозу жизни и безопасности людей. Поэтому предприятие было привлечено к административной ответственности по ч. 3 ст. 9.1 КоАП РФ.
В свою очередь Верхне-Донское управление Ростехнадзора вынесло несколько подобных решений. В мае 2015 сотрудники территориального управления ФСЭТАН приостановили на 10 суток деятельность по эксплуатации сосуда для транспортировки и хранения в составе автомобильной газозаправочной станции (ИП Гридина А.В., Курская область). В ходе проверки выяснилось, что на сосуде не работают контрольно-измерительные приборы, что угрожает причинением вреда жизни, здоровью граждан и обслуживающего персонала.
В июле 2015 года специалисты Верхне-Донского управления РТН, руководствуясь ч. 3 ст. 9.1 КоАП РФ, приостановили деятельность ООО «Алтиус Инжинеринг и Констракшн» по эксплуатации башенных кранов КБ 408.21 и КБМ-401П. В ходе проверки были выявлены грубые нарушения требований промышленной безопасности, представляющие угрозу жизни и здоровью людей. А именно: применение башенных грузоподъёмных кранов КБ 408.21 и КБМ-401П на строительной площадке осуществлялись в охранной зоне воздушной линии электропередачи ЛЭП 110кВ без согласования с владельцем линии, эксплуатация кранов велась с отступлениями от требований проекта производства работ кранами.

Административные правонарушения по ч. 3 ст. 9.1 КоАП РФ фиксируются и наказываются и в московском регионе. Так, МТУ Ростехнадзора в апреле 2015 года была приостановлена на 60 суток деятельность ООО «ПромСтройГарант» по эксплуатации козлового крана. Инспекторы ФСЭТАН в ходе проверки выявили, что работа с техническим устройством ведется при неисправных ограничителях, износе элементов механизмов и рельсов кранового пути. Это, по мнению специалистов РТН, может угрожать жизни, здоровью граждан и персонала, работающего на ОПО.
– ч. 4 ст. 9.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (КоАП) – дача заведомо ложного заключения экспертизы промышленной безопасности (если это действие не содержит уголовно наказуемого деяния), что влечет наложение штрафа:

  • на должностных лиц – от 20 000 до 50 000 рублей или дисквалификацию на срок от 6 месяцев до 2 лет;
  • на юридических лиц – от 300 000 до 500 000 рублей.

Часть 4 статьи 9.1 КоАП РФ вступила в действие с 1 января 2014 года и ориентирована в большей степени на экспертные центры, которые имеют лицензию на право проведения экспертизы промышленной безопасности и составления заключения ЭПБ. Следует отметить, что эксперты в области промышленной безопасности, совершившие при проведении ЭПБ административные правонарушения, предусмотренные ч. 4 ст. 9.1, несут административную ответственность как должностные лица. В ходе проведенного анализа не удалось найти в открытых источниках примеров применения со стороны Ростехнадзора и других ведомств этого вида штрафных санкций.
– ст. 9.19 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (КоАП) –несоблюдение требований об обязательном страховании гражданской ответственности владельца опасного объекта за причинение вреда в результате аварии на опасном объекте.
Эксплуатация опасных объектов (перечень дан в ст. 5 Федерального закона от 27 июля 2010 г. № 225-ФЗ), за исключением ввода в эксплуатацию, без договора обязательного страхования гражданской ответственности владельца опасного объекта влечет наложение штрафа:

  • на должностных лиц – от 15 000 до 20 000 рублей или дисквалификацию на срок от 6 месяцев до 2 лет;
  • на юридических лиц – от 300 000 до 500 000 рублей.

Чаще всего на основании данной статьи КоАП РФ Ростехнадзор штрафует организации, эксплуатирующие лифты (которые перестали быть ОПО, но остались опасными объектами и подлежат обязательному страхованию), в ходе проверок на предмет соответствия этих ГПМ требованиям ТР ТС 011/2011 «Безопасность лифтов». Однако в информационных сообщениях ФСЭТАН удалось найти примеры административного наказания только владельцев ОПО по статье 9.19 КоАП РФ.
Так, Печорское управление ФСЭТАН в ходе административного расследования в отношении ООО «Монтажсервиском» выявило, что предприятие эксплуатирует Сеть газопотребления (Республика Коми, г. Ухта, п. Шудаяг) без договора обязательного страхования гражданской ответственности владельца опасного объекта. Инспекторы Ростехнадзора привлекли ООО «Монтажсервиском» к административной ответственности по статье 9.19 КоАП РФ в виде административного штрафа на сумму 300 000 рублей.
– ст. 19.7 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (КоАП) –Непредставление или несвоевременное представление в государственный орган (должностному лицу), орган (должностному лицу), осуществляющий (осуществляющему) государственный контроль (надзор), муниципальный контроль, сведений (информации), представление которых предусмотрено законом и необходимо для осуществления этим органом (должностным лицом) его законной деятельности, либо представление в государственный орган (должностному лицу), орган (должностному лицу), осуществляющий (осуществляющему) государственный контроль (надзор), муниципальный контроль, таких сведений (информации) в неполном объеме или в искаженном виде.
Основными нарушениями по данному виду штрафных санкций принято считать:

  • Непредставление или несвоевременное представление сведений об организации производственного контроля за соблюдением требований промышленной безопасности (так называемый отчет о производственном контроле). Согласно п. 2 ст. 11 Федерального закона от 21 июля 1997 г. № 116-ФЗ отчет о ПК подается в территориальные органы Ростехнадзора до 1 апреля соответствующего календарного года.
  • Непредставление или несвоевременное представление информации об инцидентах, произошедших на ОПО. Согласно п. 35 Раздела 2 Приказа Ростехнадзора от 19 августа 2011г. № 480 «Об утверждении Порядка проведения технического расследования причин аварий, инцидентов…» отчет об инцидентах представляется в территориальные органы Ростехнадзора не реже 1 раза в квартал.

Следует отметить, что в большинстве случаев непредставление или несвоевременное представление в Ростехнадзора отчета о производственном контроле либо квартального отчета об инцидентах квалифицируется как нарушение требований промышленной безопасности, что влечет наложение штрафа по части 1 статьи 9.1 КоАП РФ. Однако при повторном непредставлении информации с учетом выявленных несоответствий владельцы ОПО привлекаются к административной ответственности по статье 19.7 КоАП РФ с наложением административного штрафа:

  • на граждан – от 100 до 300 рублей;
  • на должностных лиц – от 300 до 500 рублей;
  • на юридических лиц – от 3000 до 5000 рублей.

– ст. 19.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (КоАП) – Невыполнение в срок законного предписания (постановления, представления, решения) органа (должностного лица), осуществляющего государственный надзор (контроль), муниципальный контроль.
В данном случае речь идет о предписании Ростехнадзора, которое обязывает владельцев ОПО устранить выявленные в ходе проверки нарушения. Нас интересует прежде всего часть 11 статьи 19.5 –Невыполнение в установленный срок или ненадлежащее выполнение законного предписания федерального органа исполнительной власти, осуществляющего государственный контроль и надзор в сфере безопасного ведения работ, связанных с пользованием недрами, промышленной безопасности и безопасности гидротехнических сооружений, что влечет наложение штрафа:

  • на должностных лиц – от 30 000 до 50 000 рублей или дисквалификацию на срок от 1 года до 3 лет;
  • на юридических лиц – от 400 000 до 700 000 рублей.

За невыполнение даже одного пункта выданного предписания могут быть наложены штрафные санкции. А когда таких пунктов больше, штраф неизбежен.
В практике Ростехнадзора достаточно примеров применения административного наказания по ч. 11 ст. 19.5 КоАП РФ. Так, в марте-апреле 2015 года Межрегиональное технологическое управление ФСЭТАН привлекло к административной ответственности по ч. 11 ст. 19.5 КоАП РФ ОАО «Фабрика-химчистка № 2» за невыполнение 18 пунктов ранее выданного предписания и назначило наказание в виде штрафа на сумму 400 тысяч рублей.
В конце июля 2015 года то же МТУ Ростехнадзора оштрафовало по ч. 11 ст. 19.5 КоАП РФ ООО «ППК медная фольга» на сумму 400 тысяч рублей. Эксплуатирующая ОПО организация не выполнила всего лишь 2 пункта ранее выданного предписания.
– ст. 20.25 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (КоАП) – Уклонение от исполнения административного наказания.
И такое может случиться с владельцем ОПО. Отсутствуют финансовые средства, урезали бюджет, бухгалтерия опоздала с переводом денег… Как результат – неуплата штрафа в срок, что влечет наложение административного штрафа в двукратном размере суммы неуплаченного взыскания, но не менее одной тысячи рублей.

1. Цель данной статьи — обеспечение защищенности жизненно важных интересов личности и общества от аварий на опасных производственных объектах и последствий указанных аварий.

Правовое регулирование отношений, возникающих в процессе деятельности в области промышленной безопасности опасных производственных объектов, осуществляется Федеральным законом от 21 июля 1997 г. N 116-ФЗ «О промышленной безопасности опасных производственных объектов» (с изм. и доп.), Федеральным законом от 8 августа 2001 г. N 128-ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятельности» (с изм. и доп.), другими федеральными законами и иными нормативными правовыми актами РФ в области промышленной безопасности, в том числе Постановлением Правительства РФ от 30 июля 2004 г. N 401 «О Федеральной службе по экологическому, технологическому и атомному надзору» (с изм. и доп.), Постановлением Правительства РФ от 24 ноября 1998 г. N 1371 «О регистрации объектов в государственном реестре опасных производственных объектов» и правилами регистрации этих объектов в государственном реестре, положениями о лицензировании деятельности по эксплуатации указанных объектов, утвержденными Постановлением Правительства РФ от 12 августа 2008 г. N 599 «Об утверждении Положения о лицензировании эксплуатации взрывопожароопасных производственных объектов».

Федеральным законом от 23 июля 2010 г. N 171-ФЗ «О внесении изменений в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях и Федеральный закон «О промышленной безопасности опасных производственных объектов» в целях усиления административной ответственности абзацы вторые частей 1 и 2, а также часть 3 данной статьи изложены в новой редакции. В трех примечаниях к статье раскрываются понятия грубого нарушения требований промышленной безопасности опасных производственных объектов, а для целей данной статьи — должностных лиц в организациях, не являющихся органами государственной власти, иными государственными органами, органами местного самоуправления, государственными и муниципальными организациями. Предусматривается, что за административные правонарушения, предусмотренные данной статьей, лица, осуществляющие предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, несут административную ответственность как юридические лица. Названный Федеральный закон вступил в силу с 1 января 2011 г.

Административная ответственность, предусмотренная указанным выше Федеральным законом, в соответствии с изменениями, внесенными в комментируемую статью, начала применяться с момента вступления в силу этого Закона, т.е. с 1 января 2011 г.

Требования промышленной безопасности должны соответствовать нормам в области защиты населения и территорий от чрезвычайных ситуаций, санитарно-эпидемиологического благополучия населения, охраны окружающей природной среды, экологической безопасности, пожарной безопасности, охраны труда, строительства, а также требованиям государственных стандартов. В составе проектной документации на строительство, расширение, реконструкцию, техническое перевооружение, консервацию и ликвидацию опасного производственного объекта разрабатывается декларация промышленной безопасности.

2. Статья содержит ряд формальных составов административных правонарушений, состоящих в нарушении требований промышленной безопасности или условий лицензий на осуществление деятельности в области промышленной безопасности опасных производственных объектов, а также требований промышленной безопасности к получению, использованию, переработке, хранению, транспортировке, уничтожению и учету взрывчатых веществ на опасных производственных объектах.

3. Предметами правонарушений, предусмотренных ч. 1 статьи, являются опасные производственные объекты. К их числу относятся предприятия или их цеха, участки, площадки, а также иные производственные объекты.

4. Объективная сторона указанных правонарушений состоит в несоблюдении установленных федеральными законами, иными нормативными правовыми актами, а также утвержденными в соответствии с ними нормативными техническими документами условий, запретов, ограничений и других обязательных требований, обеспечивающих промышленную безопасность. Нарушение требований промышленной безопасности или условий лицензий на осуществление видов деятельности в этой области может быть совершено как путем действия, так и бездействия. Наступления последствий не требуется.

5. Предметами правонарушения, предусмотренного ч. 2 данной статьи, являются взрывчатые вещества, которые при определенных видах внешнего воздействия способны на очень быстрое самораспространяющееся химическое превращение (взрыв) с выделением тепла и образованием газов.

6. Объективная сторона правонарушения состоит в действии или бездействии, повлекших нарушение требований промышленной безопасности при обращении с взрывчатыми веществами, которые касаются их получения, использования, переработки, хранения, транспортировки, уничтожения и учета на опасных производственных объектах (см. Единые правила безопасности при взрывных работах, утвержденные Постановлением Госгортехнадзора России от 30 января 2001 г. N 3 // БНА ФОИВ. 2001. N 29).

На разработку, испытание, хранение и применение промышленных взрывчатых материалов, изделий из них, оборудования и приборов, используемых при взрывных работах, а также на изготовление простейших гранулированных и водосодержащих взрывчатых веществ требуется специальное разрешение (лицензия). Разрешения на постоянное применение взрывчатых материалов выдаются Федеральной службой по экологическому, технологическому и атомному надзору (ранее это был Госгортехнадзор); на испытания взрывчатых материалов в производственных условиях — структурным подразделением указанного органа; на проведение взрывных работ на конкретных опасных производственных объектах — соответствующими территориальными органами (см. Положение о порядке выдачи разрешений на применение взрывчатых материалов промышленного назначения и проведение взрывных работ, утвержденное Постановлением Госгортехнадзора РФ от 28 апреля 2003 г. N 28 // БНА ФОИВ. 2003. N 32).

Организации, ведущие взрывные работы (работы с взрывчатыми материалами), обязаны иметь соответствующую документацию, склады и иные специальные места хранения взрывчатых материалов, транспорт для перевозки взрывчатых материалов и службы, включающие исполнителей и руководителей взрывных работ.

7. Объективная сторона правонарушения, предусмотренного ч. 3 данной статьи, состоит в грубом нарушении условий, предусмотренных лицензией на осуществление видов деятельности в области промышленной безопасности опасных производственных объектов. Понятие грубого нарушения должно быть установлено Правительством РФ в отношении конкретного лицензируемого вида деятельности.

8. Субъектом правонарушений могут быть как граждане (см. ч. ч. 1 и 2 данной статьи), так и должностные лица, и юридические лица независимо от их организационно-правовых форм, индивидуальные предприниматели, чья деятельность функционально связана с опасными производственными объектами.

9. С субъективной стороны правонарушения, предусмотренные данной статьей, могут быть совершены как умышленно, так и по неосторожности.

10. Дела об административных правонарушениях рассматриваются должностными лицами органов: осуществляющих государственный контроль и надзор в сфере безопасного ведения работ, связанных с пользованием недрами; промышленной безопасности и безопасности гидротехнических сооружений (ст. 23.31); осуществляющих государственный контроль за безопасностью взрывоопасных производств (ст. 23.32).

Протоколы об административных правонарушениях составляют должностные лица указанных выше органов (ч. 1, п. 39 ч. 2 ст. 28.3).

Судья Верховного Суда Российской Федерации Никифоров С.Б.,

рассмотрев жалобу Пушкаревой Елены Александровны на вступившие в законную силу постановление от 07.06.2016 N 61-11-16, вынесенное государственным инспектором Волжского территориального отдела Нижне-Волжского управления Федеральной службы по экологическому, технологическому и атомному надзору, решение судьи Красноармейского районного суда города Волгограда от 15.12.2016 N 12-619/2016, решение судьи Волгоградского областного суда от 15.02.2017 N 07р-182/17 и постановление заместителя председателя Волгоградского областного суда от 04.05.2017 N 7а-356/2017, состоявшиеся в отношении генерального директора общества с ограниченной ответственностью «Аквариус» Пушкаревой Елены Александровны (далее — Пушкарева Е.А.) по делу об административном правонарушении, предусмотренном частью 1 статьи 9.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, установил:

постановлением от 07.06.2016 N 61-11-16, вынесенным государственным инспектором Волжского территориального отдела Нижне-Волжского управления Федеральной службы по экологическому, технологическому и атомному надзору (далее также — постановление должностного лица), генеральный директор общества с ограниченной ответственностью «Аквариус» (далее — общество) Пушкарева Е.А. признана виновной в совершении административного правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 9.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, и подвергнута административному наказанию в виде административного штрафа в размере 20 000 рублей.

Решением судьи Красноармейского районного суда города Волгограда от 14.09.2016 N 12-455/16 постановление должностного лица отменено, производство по данному делу об административном правонарушении прекращено на основании пункта 2 части 1 статьи 24.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях в связи с отсутствием состава административного правонарушения.

Решением судьи Волгоградского областного суда от 09.11.2016 N 07р-1303/2016 решение судьи Красноармейского районного суда города Волгограда от 14.09.2016 N 12-455/16 отменено, дело направлено на новое рассмотрение в тот же суд.

Решением судьи Красноармейского районного суда города Волгограда от 15.12.2016 N 12-619/2016, оставленным без изменения решением судьи Волгоградского областного суда от 15.02.2017 N 07р-182/17 и постановлением заместителя председателя Волгоградского областного суда от 04.05.2017 N 7а-356/2017, постановление должностного лица оставлено без изменения.

В жалобе, поданной в Верховный Суд Российской Федерации, Пушкарева Е.А. просит отменить состоявшиеся по данному делу об административном правонарушении акты о привлечении ее к административной ответственности, приводя доводы об их незаконности.

В соответствии с частью 2 статьи 30.16 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях судья, принявший к рассмотрению жалобу, протест, в интересах законности имеет право проверить дело об административном правонарушении в полном объеме.

Изучение материалов дела об административном правонарушении и доводов жалобы заявителя позволяет прийти к следующим выводам.

Согласно части 1 статьи 9.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях нарушение требований промышленной безопасности или условий лицензий на осуществление видов деятельности в области промышленной безопасности опасных производственных объектов влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от двух тысяч до трех тысяч рублей; на должностных лиц — от двадцати тысяч до тридцати тысяч рублей или дисквалификацию на срок от шести месяцев до одного года; на юридических лиц — от двухсот тысяч до трехсот тысяч рублей или административное приостановление деятельности на срок до девяноста суток.

Основанием для привлечения генерального директора общества Пушкаревой Е.А. к административной ответственности на основании названной выше нормы послужили изложенные в обжалуемых актах выводы о том, что обществом, эксплуатирующим опасный производственный объект («Площадка установки производства полиоксихлорида алюминия», регистрационный номер А39-04768-0001), не представлены в Нижне-Волжское управление Федеральной службы по экологическому, технологическому и атомному надзору сведения об организации производственного контроля за соблюдением требований промышленной безопасности в срок, установленный пунктом 2 статьи 11 Федерального закона от 21.07.1997 N 116-ФЗ «О промышленной безопасности опасных производственных объектов», а именно до 01.04.2016.

С таким выводом должностного лица Нижне-Волжского управления Федеральной службы по экологическому, технологическому и атомному надзору и судебных инстанций согласиться нельзя по следующим основаниям.

Статьей 11 Федерального закона от 21.07.1997 N 116-ФЗ «О промышленной безопасности опасных производственных объектов» определены требования к организации производственного контроля за соблюдением требований промышленной безопасности и управления промышленной безопасностью.

В соответствии с пунктом 2 статьи 11 названного закона сведения об организации производственного контроля за соблюдением требований промышленной безопасности представляются в письменной форме либо в форме электронного документа, подписанного усиленной квалифицированной электронной подписью, в федеральные органы исполнительной власти в области промышленной безопасности или их территориальные органы ежегодно до 1 апреля соответствующего календарного года.

Аналогичные нормы предусмотрены пунктом 14(1) постановления Правительства Российской Федерации от 10.03.1999 N 263 «Об организации и осуществлении производственного контроля за соблюдением требований промышленной безопасности на опасном производственном объекте».

Приказом Ростехнадзора от 23.01.2014 N 25 утверждены Требования к форме представления организацией, эксплуатирующей опасный производственный объект, сведений об организации производственного контроля за соблюдением требований промышленной безопасности в Федеральную службу по экологическому, технологическому и атомному надзору, пунктом 1 которых определено, что сведения об организации производственного контроля за соблюдением требований промышленной безопасности представляются организацией, эксплуатирующей опасный производственный объект, в Федеральную службу по экологическому, технологическому и атомному надзору или ее территориальные органы в форме электронного документа, подписанного усиленной квалифицированной электронной подписью, или на бумажном носителе.

Приведенными нормами не установлена обязанность эксплуатирующих организаций обеспечивать фактическое поступление в административный орган сведений об организации производственного контроля за соблюдением требований промышленной безопасности ежегодно до 1 апреля соответствующего календарного года, равно как в них не определен возможный порядок осуществления этого.

Следует учесть, что в силу статьи 190 Гражданского кодекса Российской Федерации установленный законом, иными правовыми актами, сделкой или назначаемый судом срок определяется календарной датой или истечением периода времени, который исчисляется годами, месяцами, неделями, днями или часами. Срок может определяться также указанием на событие, которое должно неизбежно наступить.

Статья 194 Гражданского кодекса Российской Федерации регламентирует порядок совершения действий в последний день срока. Согласно пункту 2 указанной статьи письменные заявления и извещения, сданные в организацию связи до двадцати четырех часов последнего дня срока, считаются сделанными в срок.

Аналогичные положения содержатся в других процессуальных и иных кодексах, в том числе, в Кодексе Российской Федерации об административных правонарушениях, в силу части 4 статьи 4.8 которого если заявление, жалоба, другие документы либо денежные средства были сданы в организацию связи, кредитную организацию, заявлены или переданы в орган либо уполномоченному их принять лицу до 24 часов последнего дня срока, срок не считается пропущенным.

Иного порядка исчисления сроков Федеральный закон от 21.07.1997 N 116-ФЗ «О промышленной безопасности опасных производственных объектов» не содержит.

Согласно части 1 статьи 1.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях лицо подлежит административной ответственности только за те административные правонарушения, в отношении которых установлена его вина.

В рассматриваемом случае судом установлено, что сведения об организации производственного контроля за соблюдением требований промышленной безопасности, подготовленные в письменной форме, сданы обществом, генеральным директором которого является Пушкарева Е.А., в организацию связи 31.03.2016 для направления в Нижне-Волжское управление Федеральной службы по экологическому, технологическому и атомному надзору, что подтверждается копией конверта с оттиском почтового штемпеля от 31.03.2016 и согласуется с информацией, содержащейся на официальном сайте Почты России в разделе «Отслеживание почтовых отправлений» (л.д. 11-13, 79, 80).

С учетом изложенного следует признать, что в данном случае вывод должностного лица Нижне-Волжского управления Федеральной службы по экологическому, технологическому и атомному надзору и судебных инстанций о совершении Пушкаревой Е.А. деяния, образующего состав административного правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 9.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, основан на расширительном толковании пункта 2 статьи 11 Федерального закона от 21.07.1997 N 116-ФЗ «О промышленной безопасности опасных производственных объектов», что является недопустимым при решении вопросов, связанных с привлечением к административной ответственности с точки зрения соблюдения баланса частных и публичных интересов, и противоречит положениям части 4 статьи 1.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях о том, что неустранимые сомнения в виновности лица, привлекаемого к административной ответственности, толкуются в пользу этого лица.

В ходе производства по данному делу Пушкарева Е.А. последовательно ссылалась на вышеприведенные обстоятельства, однако в нарушение требований статей 24.1 и 26.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях надлежащей оценки должностного лица Нижне-Волжского управления Федеральной службы по экологическому, технологическому и атомному надзору и судебных инстанций ее доводы не получили.

В соответствии с пунктом 4 части 2 статьи 30.17 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях по результатам рассмотрения жалобы, протеста на вступившие в законную силу постановление по делу об административном правонарушении, решения по результатам рассмотрения жалоб, протестов выносится решение об отмене постановления по делу об административном правонарушении, решения по результатам рассмотрения жалобы, протеста и о прекращении производства по делу при наличии хотя бы одного из обстоятельств, предусмотренных статьями 2.9, 24.5 данного Кодекса, а также при недоказанности обстоятельств, на основании которых были вынесены указанные постановление, решение.

При таких обстоятельствах постановление от 07.06.2016 N 61-11-16, вынесенное государственным инспектором Волжского территориального отдела Нижне-Волжского управления Федеральной службы по экологическому, технологическому и атомному надзору, решение судьи Волгоградского областного суда от 09.11.2016 N 07р-1303/2016, которым решение судьи Красноармейского районного суда города Волгограда от 14.09.2016 N 12-455/16 отменено, дело направлено на новое рассмотрение в тот же суд, а также состоявшиеся по результатам нового рассмотрения данного дела решение судьи Красноармейского районного суда города Волгограда от 15.12.2016 N 12-619/2016, решение судьи Волгоградского областного суда от 15.02.2017 N 07р-182/17 и постановление заместителя председателя Волгоградского областного суда от 04.05.2017 N 7а-356/2017, подлежат отмене.

Решение судьи Красноармейского районного суда города Волгограда от 14.09.2016 N 12-455/16, которым постановление должностного лица отменено, производство по данному делу об административном правонарушении прекращено применительно к пункту 2 части 1 статьи 24.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, также не может быть оставлено без изменения, поскольку в данном случае в деянии Пушкаревой Е.А. отсутствует событие административного правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 9.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Производство по данному делу об административном правонарушении подлежит прекращению на основании пункта 1 части 1 статьи 24.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях в связи с отсутствием события административного правонарушения.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 30.13 и 30.17 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, судья Верховного Суда Российской Федерации постановил:

жалобу Пушкаревой Елены Александровны удовлетворить.

Постановление от 07.06.2016 N 61-11-16, вынесенное государственным инспектором Волжского территориального отдела Нижне-Волжского управления Федеральной службы по экологическому, технологическому и атомному надзору, решение судьи Красноармейского районного суда города Волгограда от 14.09.2016 N 12-455/16, решение судьи Волгоградского областного суда от 09.11.2016 N 07р-1303/2016, решение судьи Красноармейского районного суда города Волгограда от 15.12.2016 N 12-619/2016, решение судьи Волгоградского областного суда от 15.02.2017 N 07р-182/17 и постановление заместителя председателя Волгоградского областного суда от 04.05.2017 N 7а-356/2017, состоявшиеся в отношении генерального директора общества с ограниченной ответственностью «Аквариус» Пушкаревой Елены Александровны по делу об административном правонарушении, предусмотренном частью 1 статьи 9.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, отменить.

Производство по делу об административном правонарушении прекратить

на основании пункта 1 части 1 статьи 24.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Судья Верховного Суда Российской Федерации С.Б. Никифоров

FILED UNDER : Статьи

Submit a Comment

Must be required * marked fields.

:*
:*