admin / 26.05.2020

Допустимые сроки на взыскание пеней по налогу

Елькина Наталья Владимировна, налоговый адвокат

В практике налогового консультирования довольно часто приходится сталкиваться с вопросами налогоплательщиков о сроках давности по налогам, пеням, штрафам (далее– налоги или налоговые долги). В ситуациях, когда налоговые органы доначисляют и взыскивают налоги за давно прошедшие периоды, налогоплательщиков, как правило, интересует установлен ли в законодательстве предельный срок, в течение которого инспекция имеет право взыскать долг с налогоплательщика.

Как таковые, понятия «срок давности по налогам» или «срок налоговой давности» в Налоговом кодексе РФ (далее – НК) не определены. В НК также не упоминается и срок исковой давности, который знаком нам из норм гражданского законодательства. В тоже время, нормы Гражданского кодекса к налоговым правоотношениям не применяются (п.3 ст. 2 Гражданского кодекса).

Хотя срок налоговой давности в НК не установлен, из совокупности статей 46-48, 69, 70, 89, 100 НК следует, что налоговые органы все же ограничены в сроках выявления и взыскания налоговых долгов. Это подтверждает и судебная практика.

Так, согласно п. 37, п.60 Постановления Пленума ВАС РФ №57 Постановления Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 № 57 «О некоторых вопросах, возникающих при применении арбитражными судами части первой Налогового кодекса Российской Федерации» пропуск инспекцией сроков выявления долгов, в том числе нарушение инспекцией сроков проведения контрольных мероприятий, а также сроков взыскания налогов — является основанием для отказа судом в иске налогового органа о взыскании долга с налогоплательщика.

Сумма налогового долга, во взыскании которой судом отказано, должна быть признана безнадежной ко взысканию и списана налоговым органом по этому основанию (пп. 4 п. 1 ст. 59 НК).

Таким образом, в отсутствие законодательного определения в НК, срок налоговой давности можно определить как установленный в НК период времени для выявления и взыскания налогового долга с налогоплательщика, по истечению которого, налоговый орган теряет возможность долг взыскать.

Если говорить о длительности срока налоговой давности, то в ст. 46-48, 69, 70, 89, 100 НК определены:

  1. сроки, для выявления или обнаружения долга налоговым органом: инспекция может проверить период не старше трех лет – п.4 ст. 89 НК; также установлены предельные сроки проведения налоговой проверки – в совокупности не более двенадцати месяцев для выездных налоговых проверок, не более 7 месяцев для камеральных проверок – п.2 ст. 88, п.6 ст.89 НК, ст. 100 НК;

  2. срок, для направления налогоплательщику требования о добровольной уплате долга: 20 дней с момента вступления в силу решения по налоговой проверке либо три месяца со дня выявления инспекцией налогового долга в результате иных мероприятий налогового контроля – п.1 ст. 70 НК;

  3. срок для исполнения налогоплательщиком требования об уплате долга в добровольном порядке: не менее восьми рабочих дней, с момента получения требования налогоплательщиком (п.4 ст. 69 НК);

  4. срок на судебное взыскание добровольно не погашенного налогоплательщиком долга: шесть месяцев с момента окончания срока на добровольное исполнение требования об уплате налогового долга (при взыскании за счет денежных средств налогоплательщика), либо два года с момента окончания срока на добровольное исполнение требования об уплате налогового долга (при взыскании за счет имущества) – ст. 46-48 НК.

В совокупности, если сложить все перечисленные сроки на выявление и взыскание долга, срок налоговой давности составит от четырех до шести лет с момента окончания налогового периода, в котором долг образовался.

Фактическая длительность срока зависит от вида контрольного мероприятия, в ходе которого долг был выявлен (поводилась камеральная/выездная налоговая проверка или иные мероприятия налогового контроля). Также на длительность срока налоговой давности влияет способ взыскания долга с налогоплательщика – взыскивается долг за счет денежных средств либо за счет имущества.

В настоящее время, в связи с отсутствием в НК прямой и понятной нормы о сроке налоговой давности, суды неоднозначно решают подобные вопросы. В практике судов встречаются решения, где суды не принимают во внимание наличие в НК специальных сроков выявления и взыскания налоговых долгов (по сути норм о сроке давности), но применяют нормы гражданского законодательства о сроках исковой давности либо даже статьи Гражданского кодекса о неосновательном обогащении (см. например: Апелляционное определение Ростовского областного суда от 04.07.2016 по делу № 33а-10966/2016).

Представляется, что исправить ситуацию помогло бы включение в НК, по аналогии с Гражданским кодексом, отдельной нормы о сроке налоговой давности. Это позволило бы всем участникам налоговых правоотношений, а также судам без труда определять потенциальную безнадежность взыскания конкретного налогового долга.

В текущей ситуации, при получении требования налогового органа об уплате налога за давно прошедший период, налогоплательщикам можно порекомендовать обязательно проверить соблюдение инспекцией сроков налоговой давности.

Ориентироваться следует на срок налоговой давности от четырех до шести лет с момента образования налоговой задолженности. Фактическая длительность срока в конкретной ситуации определяется по совокупности сроков, установленных НК для выявления и взыскания налогов (ст. 46-48, 69, 70, 89, 100 НК РФ). Если возможность принудительного взыскания долга утрачена, можно указать на это налоговому органу, предъявившему требование об уплате давнего долга. О пропуске сроков нужно заявить и в суде, если налоговый орган все же решит взыскивать потенциально безнадежный ко взысканию долг.

Центр обучения «Клерка»📌 Реклама

Надо заметить, что в самом требовании не был приведен расчет пеней, позволяющий определить налоговые периоды, за которые они начислены. Отсутствовало в требовании и указание на недоимку, на которую были начислены соответствующие пени. Однако, связавшись с инспекцией, мы выяснили, что пени начислены на недоимку, числящуюся за филиалом. Причем начислены вплоть до 2004 года.

Получалось, что при ликвидации филиала налоговики «проспали» недоимку, а теперь, спустя четыре года, вдруг вспомнили про нее и решили взыскать пени за все прошедшее время.

Думаю, не стоит уточнять, что сумма пеней за четыре года набежала весьма внушительная. Расплачиваться же своими деньгами за нерасторопность налоговых работников, вовремя не обнаруживших недоимку, организация не собиралась. В результате в Арбитражный суд Республики Башкортостан было подано заявление о признании требования налоговой инспекции недействительным.

📌 Реклама Отключить

Аргументы были следующие. Филиал нашего клиента был ликвидирован 24 октября 2000 года. Это обстоятельство подтверждается информационным письмом налоговой инспекции о ликвидации филиала. На момент ликвидации филиала недоимка, на которую были начислены пени, не предъявлялась.

Таким образом, очевидно, что сама недоимка могла образоваться только до момента ликвидации филиала, то есть до 24.10.2000. А это означает, что взыскать эту недоимку налоговики уже не могут. Ведь такое взыскание возможно только в пределах трех лет с момента образования задолженности перед бюджетом. Проще говоря, взыскать эту недоимку с организации налоговики могли вплоть до 24 октября 2003 года. После этой даты требование по взысканию налоговой задолженности является незаконным. В качестве подтверждения этого довода мы привели постановления Федерального арбитражного суда Уральского округа от 09.08.04 по делу № Ф09-3248/04-АК и от 14.09.04 по делу № Ф09-3799/04-АК.

📌 Реклама Отключить

Невозможность же взыскать недоимку, на которую начислены пени, влечет за собой и невозможность взыскания самих пеней. Ведь пени обеспечивают уплату налога. Кроме того, если руководствоваться логикой налоговой инспекции, то пени можно взыскивать бесконечно.

В результате суд принял наши доводы и признал обжалуемое требование недействительным (решение Арбитражного суда Республики Башкортостан от 25.08.04 по делу № А07-16965/04-А-ДГА). В решении суд прямо указал, что окончание срока, в течение которого можно взыскать недоимку, лишает налоговиков и права на взыскание пеней по этой недоимке. Ведь уплата пеней неразрывно связана с уплатой сумм недоимки (ст. 75 НК РФ). Следовательно, пени являются платежом, производным от недоимки, и взыскать их можно только если возможно взыскание самого налога.

Таким образом, мы доказали, что взыскать пени налоговики могут только в течение трех лет после образования недоимки. А при отсутствии оснований для взыскания недоимки требование об уплате пеней, начисленных на эту недоимку, является незаконным.

📌 Реклама Отключить

Дмитрий Бакулин, ООО «Юридическая фирма «Налоговое право»», г. Уфа

Один из проблемных для субъектов хозяйствования при защите нарушенных прав вопрос — применение исковой давности к дополнительным требованиям, предъявляемым отдельно от основного требования.

Истечение срока исковой давности, о применении которой заявляет сторона в споре, становится основанием для решения суда об отказе в иске. В качестве основного рассматривается, как правило, требование о взыскании основного долга за отгруженный товар, выполненную работу, оказанные услуги, взыскании неосновательного обогащения и т.п. Дополнительные требования — это взыскание штрафных санкций, предъявление требований по акцессорным обязательствам (поручительство, гарантия, залог и т.д.).

ГК содержит лишь одну статью, регламентирующую применение исковой давности к дополнительным требованиям, а именно ст. 208 ГК. Согласно ей с истечением срока исковой давности по главному требованию истекает срок исковой давности и по дополнительным требованиям (неустойка, залог, поручительство и т.д.).

В указанной статье законодатель поименовал, в частности, такое дополнительное к основному долгу требование, как неустойка. Между тем перечень дополнительных требований не исчерпывающий.

Распространяется ли действие ст. 208 ГК на требование о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами? Как пени, так и эти проценты представляют собой сумму, обязанность по уплате которой возникает у должника по прошествии определенного периода при условии неисполнения основного обязательства.

С учетом сложившейся практики правоприменения и общей гражданско-правовой природы неустойки и процентов за пользование чужими денежными средствами, относящихся к мерам гражданско-правовой ответственности за нарушение договорного обязательства, на поставленный нами вопрос можно ответить утвердительно. Статья 208 ГК распространяет свое действие на требования о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами.

Подлежит ли взысканию неустойка (в виде периодически исчисляемых пеней) и проценты за пользование чужими денежными средствами по истечении трех лет после начала срока исковой давности по основному требованию?

Требования о взыскании пеней и названных процентов нельзя удовлетворить, если ответчик не погасил добровольно сумму основного долга или ее не взыскали в принудительном порядке. Поэтому оплата (взыскание) долга в пределах срока исковой давности, исчисляемого для основного требования, исключает применение ст. 208 ГК как основания для отказа во взыскании штрафных санкций за просрочку платежа. Лишь истечение срока исковой давности по основному требованию в силу диспозиции ст. 208 ГК влечет истечение такого срока и по дополнительным требованиям.

Так, если должник погасил задолженность в рамках срока исковой давности или долг взыскали в срок в судебном порядке, исковая давность по основному требованию не считается пропущенной. Это исключает применение ст. 208 ГК к отдельно заявляемым кредитором требованиям о взыскании пеней и процентов за пользование чужими денежными средствами.

Однако в таком случае возникает закономерный вопрос, в течение какого времени можно рассчитывать на принудительную защиту требований о взыскании штрафных санкций за просрочку уплаты основного долга?

Пени и проценты за пользование чужими денежными средствами взимаются с момента начала просрочки уплаты основного долга по день уплаты за каждый день просрочки.

Таким образом, по искам о взыскании пеней и процентов за пользование чужими денежными средствами начало течения срока исковой давности определяется по каждому дню просрочки платежа, т.е. ежедневно.

Сложившаяся судебная практика по данному вопросу сводится к следующему: по исполненному с просрочкой денежному обязательству неустойка и проценты за пользование чужими денежными средствами могут взыскиваться за три года, предшествующие предъявлению иска об их взыскании. Приведем пример из судебной практики.

Фабула дела 1

Истец (субпроектировщик) и ответчик (генпроектировщик) заключили договор субподряда (далее — договор) о разработке строительного проекта. Согласно договору расчеты между генпроектировщиком и субпроектировщиком должны были производиться ежемесячно. Основание расчетов — подписанные сторонами справки о готовности выполненных работ в соответствии с графиком платежей после поступления средств от заказчика.

При задержке приемки и оплаты субпроектировщик имел право взыскать с генпроектировщика пени в размере 0,15% от просроченной суммы за каждый календарный день просрочки, но не более 10% от ее общей суммы.

Вступившее в законную силу решение экономического суда от 13.06.2016 взыскало с генпроектировщика в пользу субпроектировщика 19 707 руб. основного долга за выполненные работы. Ответчик исполнил решение 04.08.2016.

Позиция истца

Ссылаясь на наличие просрочки оплаты ответчиком выполненных по договору работ, истец обратился в суд с иском о взыскании с ответчика предусмотренных договором пеней в размере 1971 руб. и 12 635 руб. процентов, исчисленных исходя из размера ставки рефинансирования на дату оплаты (20% годовых за период просрочки с 23.05.2013 по 04.08.2016).

Истец также сделал ссылку на п. 3, 6 Инструкции о порядке расчетов между заказчиком и подрядчиком за выполнение проектных и изыскательских работ для строительства объектов, утвержденной постановлением Минстройархитектуры от 28.02.2003 N 3, указав в качестве надлежащего срока оплаты 5 дней со дня получения ответчиком справки.

Позиция ответчика

В ходе судебного разбирательства ответчик не отрицал факта просрочки в исполнении своих обязательств. Однако указал на пропуск истцом срока исковой давности по требованиям об уплате штрафных санкций и заявил соответствующее ходатайство.

Позиция суда

Факт просрочки оплаты стоимости выполненных истцом работ подтверждался материалами дела и не оспаривался ответчиком. Поэтому суд первой инстанции на основании ст. 311, 366 ГК вынес решение о частичном удовлетворении иска и взыскании с ответчика в пользу истца договорных пеней и процентов за пользование чужими денежными средствами.

С учетом ходатайства ответчика о применении исковой давности суд первой инстанции, исходя из положений ст. 197, 200, 201 ГК, отказал в иске о взыскании пеней и процентов, начисленных за период до 30.09.2013 (за пределами срока исковой давности).

Постановление апелляционной инстанции экономического суда от 31.01.2017 оставило решение суда первой инстанции без изменения.

Позиция суда кассационной инстанции

В кассационной жалобе ответчик просил:

— принятые по делу судебные постановления отменить в связи с ненадлежащей оценкой фактических обстоятельств и нарушением норм материального права;

— отказать истцу в удовлетворении заявленных требований.

В обоснование отмены указал на неправильное применение судебными инстанциями норм гражданского законодательства, регулирующих исковую давность и неправильное определение начала срока исковой давности.

Суд кассационной инстанции при пересмотре данных судебных постановлений отметил, что суды правильно не приняли во внимание доводы ответчика об истечении срока исковой давности по всем заявленным исковым требованиям. Данные доводы не основывались на нормах действующего законодательства.

Неуплата основного долга — длящееся нарушение исполнения денежного обязательства. За каждый день такого нарушения кредитор (истец) вправе взыскать пени и проценты за пользование чужими денежными средствами. По каждому дню нарушения исчисляется свой трехгодичный срок исковой давности.

Соответственно, исковая давность по требованиям о взыскании неустойки (пеней) по ст. 311 ГК и процентов за пользование чужими денежными средствами по ст. 366 ГК в порядке ст. 197, 201 ГК должна определяться за каждый день нарушения обязательства по уплате основного долга.

Суд кассационной инстанции оставил судебные постановления нижестоящих инстанций без изменения. Исковая давность по дополнительным требованиям об уплате процентов, пеней исчисляется за три года, которые предшествуют обстоятельству, влекущему перерыв давности. Это обстоятельство — предъявление иска или признание долга по указанным процентам, неустойке.

Уплата неустойки и процентов за пользование чужими денежными средствами представляет собой текущую меру ответственности, предполагающую, что право требования по ним возникает у кредитора ежедневно до момента фактического погашения долга.

Соответственно, срок исковой давности для пеней и процентов, начисленных за каждый день, начинает течь самостоятельно и истекает для каждого дня в соответствующий день по истечении установленного законом срока давности.

Вторая ситуация, которую хотелось бы разобрать, связана с проблемой применения срока исковой давности, когда кредитор не взыскивал основного долга в период исковой давности.

Фабула дела 2

Истец и ответчик заключили договор купли-продажи объекта недвижимого имущества. Деньги за объект следовало перечислить в срок до 31.12.2013. Ответчик этого не сделал. Платежными поручениями он перечислил задолженность по договору после истечения срока исковой давности для принудительного взыскания.

В связи с просрочкой предусмотренных договором платежей истец заявил требование о взыскании с ответчика пеней в размере 11 425 руб.

Позиция суда

Экономический суд отказал в удовлетворении заявленного требования в связи с истечением установленного гражданским законодательством срока исковой давности для защиты нарушенного права.

По общему правилу для начала течения срока исковой давности недостаточно нарушения субъективного права. Необходимо, чтобы правомочное лицо знало или должно было узнать о нарушении. По договорным правоотношениям ст. 201 ГК установила исключения из общего правила.

Предусмотренное договором купли-продажи объекта недвижимости обязательство по оплате определялось конкретным сроком исполнения. Поэтому суд определил начало течения срока исковой давности с момента окончания срока исполнения данного обязательства.

В соответствии со ст. 208 ГК с истечением срока исковой давности по главному требованию истекает срок исковой давности и по дополнительным требованиям (неустойка, залог, поручительство и т.д.).

В силу ст. 204 ГК действия обязанного лица, свидетельствующие о признании долга, прерывают течение срока исковой давности. Вместе с тем признание должником основного долга не свидетельствует о признании требований кредитора, которые могут быть с ним связаны (уплата неустойки, процентов за пользование чужими денежными средствами, возмещение убытков и т.д.).

В связи с указанным такое признание не может расцениваться как основание для прерывания срока исковой давности по взаимосвязанным требованиям (п. 14 постановления Пленума ВХС от 02.12.2005 N 29 «О некоторых вопросах, связанных с применением сроков исковой давности»).

С учетом изложенного суд расценил произведенную ответчиком в добровольном порядке уплату долга в апреле 2017 года (по истечении установленного законодательством срока исковой давности) как факт, не свидетельствующий о признании требования по уплате неустойки, а также как обстоятельство, не влекущее прерывания исковой давности.

Истец обжаловал это решение в суд апелляционной и кассационной инстанций, но они оставили его без изменений.

Таким образом, срок исковой давности прерывает лишь признание долга, совершенное в пределах срока исковой давности. Уплата основного долга после истечения срока исковой давности не может прервать его течение, поскольку срок уже истек до этого момента.

Перерыв течения срока исковой давности в связи с совершением действий, свидетельствующих о признании долга, может иметь место лишь в пределах срока давности. В рассмотренной ситуации на основании ст. 208 ГК суд констатировал истечение срока исковой давности по требованию о взыскании неустойки в связи с истечением срока исковой давности по требованию о взыскании суммы основного долга.

В законодательстве без прямого ответа остается еще один вопрос: наступает ли срок давности по дополнительным требованиям, если наступила давность по основному долгу, но ответчик не заявил это возражение по иску о взыскании основного долга? При этом ответчик заявляет возражение по поводу пропуска давности по иску о взыскании с него дополнительного требования (процентов за пользование чужими денежными средствами, неустойки).

Представляется, что давность по дополнительному требованию должна считаться наступившей. Только то обстоятельство, что суд удовлетворил иск о взыскании основного долга, не достаточное основание для вывода, что срок исковой давности по этому требованию истец не пропустил. Он вправе получить судебную защиту и после истечения срока исковой давности. И в случае отсутствия заявления должника о применении исковой давности суд должен рассмотреть дело по существу без учета норм об исковой давности.

Выводы

1. Уплата неустойки и процентов за пользование чужими денежными средствами — текущая мера ответственности, длящаяся санкция, предполагающая, что право требования по ним возникает у кредитора ежедневно до момента фактической уплаты долга. Соответственно, по каждому дню просрочки можно условно выделять свой срок исковой давности.

2. Исковая давность по дополнительным требованиям об уплате процентов за пользование чужими денежными средствами, неустойки исчисляется за три года, которые предшествуют обстоятельству, влекущему перерыв давности. Это обстоятельство — предъявление иска о взыскании основного долга или признание долга по процентам, неустойке.

3. Обязательство по уплате пеней и процентов за пользование чужими денежными средствами считается возникшим с истечением периода, за который они начислены, и не истек трехлетний период, предшествующий дате предъявления иска об их взыскании.

4. Перерыв срока исковой давности в связи с совершением действий, свидетельствующих о признании долга, может иметь место лишь в пределах срока давности, а не после его истечения. Доказать наличие обстоятельств, свидетельствующих о прерывании, приостановлении течения срока исковой давности, должно лицо, предъявившее иск.

5. Признание основного долга, в том числе в форме его уплаты, само по себе не может служить доказательством признания дополнительных требований кредитора (в частности, неустойки, процентов за пользование чужими денежными средствами). Соответственно, не может расцениваться как основание прерывания срока исковой давности по дополнительным требованиям.

6. С учетом общей гражданско-правовой природы неустойки и процентов за пользование чужими денежными средствами, относящихся к мерам гражданско-правовой ответственности за нарушение договорного обязательства, ст. 208 ГК распространяет свое действие в том числе на требования о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами.

7. С истечением срока исковой давности по основному долгу истекает срок исковой давности по всем дополнительным требованиям за весь период просрочки. В том числе за три последних года, предшествующие предъявлению в суд иска о взыскании основного долга и штрафных санкций.

FILED UNDER : Статьи

Submit a Comment

Must be required * marked fields.

:*
:*